Сейчас у бизнеса стоит задача – выжить, поэтому нам не до подобных «реверансов» – Жаркенов об утильсборе на сельхозтехнику

05 август 2020
2 мин
Автор: Евгений Федотов
1081
Сейчас у бизнеса стоит задача – выжить, поэтому нам не до подобных «реверансов» – Жаркенов об утильсборе на сельхозтехнику

При освещении темы введения утилизационного сбора на сельхозтехнику мы стараемся обращаться к экспертам из различных отраслей, чтобы составить наиболее объективную картину происходящих процессов и их конечного влияния на казахстанцев. В этот раз высказать свое мнение на эту тему мы попросили юриста, члена правления Союза промышленников и предпринимателей El Tiregi Тимура Жаркенова.

– Изначально при создании утильсбора была благая цель, я общался с людьми, которые разрабатывали саму концепцию. Но то, что сейчас получилось, совершенно отличается от того, что планировалось сделать. Утильсбор должен был быть направлен на улучшение экологической среды: если что-то загрязняет окружающую среду, нужно это утилизировать. Для этого нужны определенные затраты. Эти затраты должны были изначально закладываться в стоимость того или иного продукта. У нас же этот принцип не работает. Утильсбор превратился в нечто иное. Сейчас это некий искусственный механизм заработка для определенных людей. Кроме того, утильсбор стал инструментом недобросовестной конкуренции, когда некие люди, приближенные к различным властным структурам, влияют с помощью этого утильсбора на продвижение своих интересов.

В чем это выражается? Возьмем простой пример в виде утилизационного сбора на автомобили. Там же тоже были благие цели, например, развитие отечественного производства. Это все хорошо звучало, но на практике там ничего, кроме как «прикрутить колеса», особо нет. По факту сегодня это псевдопроизводство. Никто не слышал, чтобы, например, лобовые стекла или бампера отливали у нас. Это примитивные вещи, я уже не говорю о каких-то технологичных компонентах. Если посмотреть реально на положение вещей, там, кроме «шоу-румов» и демонстрации какой-то локализации, ничего нет. Это все достаточно очевидные вещи. Я был бы рад оказаться неправым.

Введение утильсбора просто привело к тому, что с нашего рынка ушло большинство игроков. При этом бизнес-отрасли, которая давала бы десятки, сотни, тысячи рабочих мест, на сегодняшний день нет. Машины подорожали, автопарк стабильно стареет. То же самое будет касаться и утилизационного сбора на сельхозтехнику, который сейчас начался.

Комбайн – это ведь основа того, чтобы у нас земледелие было на высоком уровне, развивалось. Эта техника обеспечивает высокую результативность производства. Чем лучше техника, тем лучше результат. Там не нужно ничего придумывать. У нас же сейчас вводится утильсбор, что приведет к тому, что техника начнет просто дорожать. Это будет как с автомобилями: что-то «местное» будет дорожать, потому что конкуренции нет, а то, что было доступно всем, оно просто исчезнет либо станет запредельно дорогим. Покупают технику ведь фермеры, которые кормят всю нашу страну, которые должны стать флагманом на пути становления Казахстана ведущей сельхоздержавой, о чем в последнее время часто говорится. А как все это будет развиваться, если люди, занятые в отрасли, будут просто тратить больше на издержки? Я лично не до конца это понимаю.

Получается, что это очередной проект, когда одни игроки выживают с рынка других. Если углубляться в этот вопрос, учитывая, что утильсбор изначально должен работать на благо окружающей среды, мы увидим, что необходимости в утилизации сельхозтехники просто нет. Где вы видели, чтобы комбайны просто так стояли и ржавели? У нас старые комбайны сдают на металлолом, получают какие-то деньги, то есть проблем с утилизацией нет. Зачем тогда нужен утильсбор?

На мой взгляд, утилизационный сбор со всех сторон превратился в гигантскую кормушку. Множество вопросов остаются без ответов. Это касается и прозрачности движения денег, и размеров существующих ставок. В Операторе аккумулированы огромные суммы, но непонятно, что и как с ними происходит, учитывая, что Оператор – это обычное ТОО, которое не обязано никому отчитываться. Оно было создано по приказу министру, хотя оно влияет на целые отрасли. Это ведь тоже несопоставимо. Это должно быть на законодательном уровне, на уровне Парламента, а не по росчерку пера министра. Здесь нужен четкий контроль со стороны государства, возможно, стоило бы преобразовать Оператора в АО, чтобы все было прозрачно.

Утилизационный сбор сегодня будет бить по тем отраслям, которые создают рабочие места, являются флагманами. Это, в конечном счете, приведет к удорожанию товаров, которые мы с вами будем оплачивать. Получается, что рыночные механизмы у нас перестают работать, потому что возникают преграды и монополизация. Хотя сейчас не время что-то усложнять. Я за то, чтобы в нынешних условиях минимально регулировать бизнес. Сейчас у бизнеса стоит задача – выжить, чтобы мы не скатились в какой-то коллапс, поэтому нам не до подобных «реверансов».

В плане развития отечественного сельхозмашиностроения можно сказать, что здесь должны работать простые рыночные принципы: должен быть спрос, который будет порождать предложение. Рынок должен развиться сам, потому что поддержка машиностроения без развитого рынка – пустая трата денег.