Меню
22 май 2023
15 мин
1003
Автор:

Государство должно прислушиваться к фермерам

Государство должно прислушиваться к фермерам

Журналист редакции World of NAN взял эксклюзивное интервью у спикера по Центральной Азии Германского альянса агробизнеса Дирка Штратманна. Он рассказал, почему инвесторы не хотят вкладывать в Казахстан, как необходимо ментья систему субсидирования и на что стоит обратить внимание Правительству.

– Что бы вы хотели отметить с положительной или с негативной стороны за все годы работы с Казахстаном?

– Я работаю здесь более 13 лет и видел разные волны инвестиций в инновации и стимулирование отрасли. Я бы отметил производство казахстанского сельского хозяйства. В предыдущие годы мы говорили лишь о производстве зерна, а сегодня в Казахстане более диверсифицированное производство, которое играет важную роль. Это же касается экспорта из Казахстана в регионы и по всему миру.

С точки зрения Запада, мы всегда видели очень высокую приверженность правительства Казахстана к большим суммам субсидий, которые были предоставлены квалифицированным потребителям. Тем не менее, возможно, выдачу субсидий можно было бы принимать с учетом более индивидуального подхода, основанного на потребностях отдельного фермерского хозяйства. Мы выступаем за очень либеральные подходы в этом вопросе.

Роль субсидий иногда сильно преувеличивают. Мы советуем не рассматривать сценарии субсидирования в бизнес-плане. По сути, каждая инвестиция в сельском хозяйстве должна зарекомендовать себя экономически, даже без субсидий, потому что субсидии могут измениться, но инвестиции должны продолжаться.

Несмотря на то, что в настоящее время существует более высокая ставка субсидий, я думаю, нужно было бы оценить, существует ли долгосрочная перспектива для инвестиций? К примеру, в Германии больше нет субсидий или они значительно сокращены. Там фермеры, как правило, получают надбавку за гектар в Европейском союзе, это их субсидия. Там меньше инвестиционной поддержки, чем в Казахстане, так что определенный процент 10-20% закупок техники поддерживаются правительством.

Это может происходить в особых случаях, но это не является общим правилом, и процентная субсидия по кредитованию также не такая значительная. Касательно поддержки в западных странах используют в основном специальные модели амортизации, чтобы компании могли амортизировать инвестиции быстрее или в большей степени.

Таким образом, в Западной Европе существует иной способ поддержки фермеров, чем тот, который мы видим в Казахстане.

– Можете назвать минусы инвестиционного рынка Казахстана? Что отталкивает западных инвесторов?

– Прежде всего, я хотел бы взглянуть на это с определенной точки зрения. Если компания рассматривает возможность инвестирования, то Казахстан это не единственная страна, которая может быть выбрана из-за его местоположения. Это может быть Узбекистан, Китай или вообще Латинская Америка.

Компании обычно смотрят по всему миру и задаются вопросами: Почему имеет смысл инвестировать? Где находится самый большой рынок сбыта для продукта? Какие условия предлагаются в данной стране? Возможно, это звучит немного упрощенно, но чем крупнее становится компания, тем больше они стремятся к стабильности. Потому что они планируют бизнес не на один три года, а на десятилетия.

Инвесторы хотят, чтобы после подписания согласованные условия действовали в течение всего срока соглашения, а не в течение одного двух лет из десятилетнего контракта. Однако другая сторона договора иногда меняет условия.

Если мы посмотрим с операционной стороны, то очень важным является наличие квалифицированных поставщиков, которые находятся у вас поблизости. И, конечно же, у вас должна быть квалифицированная рабочая сила. Поэтому поддержка образования очень важна, вклад в образование это местная национальная инвестиция.

В конце можно добавить, что самой высокой мотивацией для инвестора является то, что бизнес-кейс оправдывает себя и в первую очередь не зависит от политической воли.

– Есть ли в целом заинтересованность в Казахстане со стороны Европы?

– Да есть, если мы говорим о добыче полезных ископаемых, газе, энергетике. Я думаю, у вас есть определенная роль, особенно в нынешней геополитической ситуации. Казахстан приобрел еще большее значение, если речь заходит о потребительских товарах. Я также считаю, что некоторые европейские компании попытаются обосноваться и на казахстанском рынке, для обслуживания потребностей региона.

Возможно, некоторые компании также покинут Россию, чтобы найти новые производственные площадки по соседству. И Казахстан – это, конечно, один из вариантов, который у них может быть.

– Из-за последних событий сейчас есть проблемы с доставкой сельхозтехники из Европы. Есть ли мысли у производителей организовать производство здесь?

– Эта проблема не может быть решена с помощью местного производства. Потому что даже в этом случае вам придется перевозить крупногабаритные компоненты. Таким образом, проблема логистики в значительной степени сохранится. Поэтому я думаю, что это не будет ключом к решению проблемы. И мое личное ощущение заключается в том, что от амбиций местного производства нужно уклоняться в том, что является существенным и реально возможным.

Я бы привел вам один пример, Франция является крупнейшим рынком зерноуборочных комбайнов в Европе, больше чем Германия и другие страны. Однако во Франции не построено ни одного зерноуборочного комбайна. Возможно, совокупный рынок Франции в 5-10 раз превышает казахстанский рынок.

– Ваши личные рекомендации касательно развития агроиндустрии в Казахстане.

– Остановите людей, покидающих деревни и переезжающих в большие города. Проблема урбанизации есть во всем мире, общество воспринимает производство пищи как нечто само собой разумеющееся. Однако все меньше и меньше людей могут производить продукты питания в сельской местности, поскольку это очень тяжелая работа.

Сельские жители ищут другую работу в городе. Они хотят вести другой образ жизни. Поэтому я лично считаю, что часть поддержки, оказываемой правительством, должна заключаться в обеспечении условий в сельской местности. Чтобы люди продолжали заниматься сельским хозяйством, чтобы в селах были школы, детские сады, больницы, чтобы существовала полноценная экосистема, в которой могут жить семьи.

И тем самым вы создаете больше рабочих мест, чем, например, на сборочном заводе, и просто следите за тем, чтобы жизнь продолжалась по всей стране. Это моя личная рекомендация, поскольку мы видели ситуацию в других странах. Фермерство ведется не в центре Астаны, а в регионах, и именно в селах вам нужно обучать людей и поддерживать их в дальнейшем.

– Часто Казахстан слушает немецкий опыт, но не применяет его. И может у Вас есть какие-то рекомендации, как улучшить систему субсидирования?

– Первая очень естественная вещь – это очень внимательно прислушиваться к голосу фермеров и производителей. В Казахстане хорошо работают организации производителей: овощной союз, зерновой союз и т.д. Таким образом, вы наверняка можете поговорить с каждым фермером. Надо прислушиваться к мнению производителей и продолжать обсуждение оттуда. И затем можно спросить мнение относительно своих идей у немецкого агробизнес-сообщества.

Очень опасно пытаться сделать копипаст. Что работает в Германии, может не сработать здесь, и наоборот. Поэтому мы можем помочь консультацией, провести совместный мозговой штурм, который продвинет нас вперед, чем просто говорить делайте так, как у нас в Германии.

В октябре мы планируем провести конференцию «NAN» в Астане, чтобы посмотреть глазами казахстанского фермера на новые подходы, которые возможно использовать. Мы не просто хотим оценить ситуацию с немецкой, французской, итальянской, голландской стороны. А хотим принять полноценное участие в дискуссии и возможно, привнести что-то из нашего опыта, наших знаний, наших ошибок, которые мы совершили сами, и т.д.

– Согласно новым правилам субсидирования Казахстана, импортная сельхозтехника субсидируется на 15% от стоимости, а произведенная внутри на 25%. Как по вашей оценке, это правильно или нет?

– Мы считаем, казахстанские фермеры, как и каждый фермер в мире вправе выбирать наилучшую технику для своей работы. И мы бы явно высказались за то, чтобы не было различий между тем, поступает ли техника из Китая, Соединенных Штатов, Казахстана, Италии, Франции, Германии. Потому что инновационная техника позволяет повысить отдачу от инвестиций. Субсидии – это хорошо, но они также как бы направляют рынок в определенное русло.

И я бы сказал, что каждый фермер должен быть таким, когда он получает субсидию, вам нужно доказать повышение производительности, но не происхождение продукта, в который он или она инвестирует. И поэтому мы бы явно проголосовали за либеральный подход. Конечно это суверенное решение правительства Казахстана, которое мы в принципе не можем оспаривать. Но мы видим, что либеральные фермерские страны являются самыми продуктивными и успешными. Для нас, оглядываясь назад, это доказательство того, что предоставление свободы фермерам – одно из лучших средств увеличения производства.

Обсуждение

0 моментарии